Николай Крапивин шёл по аллее одной из улиц областного города N. Было начало сентября 2009 года. То там, то здесь на тротуарной плитке лежали жёлтые осенние листья, совсем недавно упавшие с деревьев. Как быстро летит время. Вот-вот начиналось лето, казалось бы такое продолжительное и приятное. Многие люди были в предвкушении своих отпусков. Николай же об этом даже мечтать не мог. Он трудился настройщиком электронных блоков на одном из последних работающих в их городе заводе, который доживал свой век и катился в небытие. Ещё зимой ходили упорные слухи о закрытии предприятия и поголовном сокращении всех работников. К сожалению, через некоторое время печальное известие обрело реальность в виде письменного уведомления, вручаемого персонально каждому работнику завода. Николай сразу начал искать работу, но ничего подходящего не находилось. Производство везде сокращалось семимильными шагами. Зато торгово-развлекательные центры росли как на дрожжах, как будто все теперь будут только совершать покупки и развлекаться. Правда простым людям на всё это деньги нужно где-то брать, а рабочих мест становится всё меньше и меньше. Проработав два положенных месяца, Николай был уволен в связи с ликвидацией предприятия. На заводе была введена стандартная процедура банкротства и назначен конкурсный управляющий, который реализовывал имущество и погашал необходимые долги. В том числе, как положено при ликвидации, была выплачена заработанная плата работникам завода за три месяца. И это было ещё хорошо, ведь на других ликвидируемых предприятиях люди годами ждут причитающихся им денег. 

   Собрав пакет документов, Николай пошёл в центр занятости населения (в простонародье – на биржу труда) своего района. Город N хоть и является областным центром, но не такой уж он большой, чтобы без проблем найти работу. Безработица – одна из самых больших бед наступившего времени. После развала Советского Союза людям говорили, что придут хозяева, получившие путём приватизации те или иные предприятия, и наведут порядок. Хозяева на предприятия пришли, но в большинстве случаев налаживать производство у них почему-то не получилось. Началось поголовное сокращение рабочих мест и сдача в аренду освободившихся площадей. В лучшем случае на арендованных местах располагались небольшие «артели», делающие кустарным способом маленький объём продукции. Назвать это полноценным производством язык не повернётся. Встав на учёт в центре занятости, Николай ежемесячно на свой счёт получал пособие по безработице, размер которого был совсем невелик. Кроме того, инспектор предлагал Николаю имеющиеся у них в базе данных вакансии. Правда вакансии были те же самые, что в интернете или газетах. Николай уже давно отслеживал эти объявления и предложения службы занятости для него были неактуальны. Но ничего не поделаешь, нужно ходить и отмечаться. Каждые две недели инспектор назначал дату и время следующего прихода. Посещения официально учитывались. Пропустить их без уважительной причины было нельзя. Стоящему на учёте в центре занятости человеку, инспектор мог предложить вакансии только согласно указанной специальности в документе об образовании или должности, записанной в трудовой книжке. Николая предупредили, что отказаться от предложений по собственной инициативе он может только два раза. На третий его просто снимут с учёта и прекратят выплату пособия. Раньше он даже не догадывался о таких нюансах. 

   При посещении инспектора приходилось немного ожидать в небольшом проходном коридорчике, отделённым от лестничной площадки тонкой деревянной дверью. Здесь стояли какие-то старые стулья, повидавшие на своём веку не одну тысячу человек. Поскольку инспекторов несколько, то в коридорчике скапливалась очередь и велись грустные разговоры про безработицу. Всё это чем-то напоминало очередь на приёме у врача. Здесь тоже каждый жаловался на свои проблемы и сетовал на судьбу. Николай старался приходить почти к самому назначенному времени. Ему никак не хотелось слушать эти печальные и полные горечи рассказы. К сожалению, не всегда удавалось зайти по времени и тогда приходилось ожидать. Его инспектором была средних лет женщина, немного полноватая и постоянно устающая от нескончаемого потока посетителей. Заходя к ней на приём, Николай слышал стандартное обращение и фразу о направлении его в очередную организацию.

— Здравствуйте, — говорила она. – Давайте ваши документы. Полистав их немного, инспектор поворачивала голову к посетителю и некоторое время изучающе смотрела на него, всем своим видом показывая какое положение он занимает сейчас в жизни. Не важно кем человек был раньше и чем занимался. Сейчас он является безработным, а значит очень зависимым от других людей.   

— Сегодня я вам выпишу направление в фирму «Каблучок». Там требуется электротехнический специалист. Это остатки бывшей обувной фабрики, пытающейся как-то выжить и найти себя в современных реалиях новой жизни. К сожалению, зарплата у них очень маленькая, чуть больше официально установленной минимальной оплаты труда.

— Тамара Евгеньевна, — обратился Николай к инспектору. – А как семью содержать с такой зарплатой? У меня ребёнок, да и за квартиру платить надо. Как мы жить будем?

— Не дать направление я Вам не могу, нас тоже проверяют, — нарочито громко сказала Тамара Евгеньевна. Николай с грустным видом взял документы и вышел назад в коридор, где ожидали своей участи такие же горемыки, как и он. Одна из женщин, видя его совсем понурое состояние, подошла к нему.

— Вы в фирме попробуйте договориться. Они отметят, что Вы им не подходите и тогда это не будет считаться отказом по собственной инициативе. 

      Николай последовал умному совету и принёс в центр занятости направление с соответствующей отметкой. Он и сам ходил по объявлениям, размещённым в газетах и интернете. Правда нормальных рабочих мест почти не осталось. Уловив сложившуюся тенденцию, работодатели старались нагрузить на работников как можно больше, заплатив при этом как можно меньше. Это объективная реальность нового времени. Если кто-то пытался что-то говорить, то ему сразу указывали «на улицу», сопровождая процесс неуместной современной поговоркой: «Ничего личного – просто бизнес». После этих слов многие работодатели даже не чувствовали себя виноватыми в содеянном, переложив ответственность на новомодное слово бизнес. Иногда Николай встречал в центре занятости своих бывших коллег, которые также пытались найти работу. Поговорив немного о жизни, они расходились по своим делам. Так прошло несколько месяцев с момента ликвидации, а всё оставалось по-прежнему.

     Каждое утро Николай просматривал сайты с вакансиями рабочих мест в надежде найти хорошее предложение. Иногда попадались объявления с очень заманчивыми обещаниями по условиям работы и оплаты труда. Однажды Николай позвонил по номеру телефона, указанному в одном таком объявлении. В ответ он услышал приятный женский голос. Поговорив минут десять, сотрудница предложила прийти к ним в офис с документами. При личной встрече оказалось, что фирма является структурным подразделением одного негосударственного пенсионного фонда. У них никак не получалось привлечь желающих перевести в их фонд пенсионные отчисления из государственного пенсионного фонда. Тогда его сотрудники пошли на хитрость и стали выдавать себя за кадровое агентство, которое за переоформление процента от пенсионных отчислений будет искать рабочие места. Николай поинтересовался источником информации о вакансиях. Молодая сотрудница удивлённо посмотрела на него.  

— С сайтов разумеется, на которых размещены объявления о вакансиях, — невозмутимо сказала она. – Откуда же ещё, сейчас везде компьютеризация.

Эти объявления Николай и сам ежедневно читал. Не хватало ещё переводить часть отчислений будущей пенсии в непонятно какой негосударственный фонд. Скорее всего он просто не будет существовать к моменту выхода Николая на пенсию. «Сколько же можно обманывать людей, играя на их трудностях?» – риторически подумал Николай. Он поблагодарил за заботу и быстро откланялся.

     Лето подходило к концу. Идя как-то по улице, Николай лоб в лоб столкнулся со своим очень давним знакомым Алексеем Прониным, которого не видел уже где-то лет восемь. Они отошли в сторонку и разговорились. Как Николай ни старался, но свои переживания ему скрыть не удалось и пришлось рассказать о печальном положении. Алексей немного подумал, и его голову озарила интересная мысль.

— Сейчас обещать ничего не могу, — сказал он. — Мне надо уточнить у руководства один момент. Дай свой номер телефона и жди через пару дней звонка.

Николай был просто заинтригован. В сложившейся ситуации трудоустройство ему было очень необходимо. Через пару дней Алексей действительно позвонил и сказал, что он работает начальником одного из отделов в местном филиале крупного московского банка.

— Я поговорил с начальником отдела кадров, — сказал он. – В нашу службу безопасности требуются несколько человек по техническим средствам охраны и защиты информации. Вчера встретился с начальником этой службы и представил тебя в самом выгодном свете. Сегодня в 15-ть часов он ждёт тебя на собеседование. Резюме никакое не нужно. Здесь заполнишь соответствующую анкету и не забудь захватить все необходимые документы.

— Спасибо Алексей, — только и смог выговорить от неожиданности Николай. Он никак не мог поверить в случившееся. Всё-таки хорошие знакомые очень большая редкость в наше время. 

    Собеседование прошло успешно, и Николая взяли с испытательным сроком в службу безопасности на должность инженера. Теперь ему предстояло заниматься техническими средствами охраны филиала банка, который был одним из самых крупных в его разветвлённой сети. Филиал выполнял роль регионального центра. Соответственно, техническим средствам уделялось очень большое внимание.

     Наступили первые дни осени. Идя по аллее, Николай был вне себя от радости. Ведь теперь он имел хорошую работу и стабильную зарплату. Он мог как-то планировать своё ближайшее будущее. Да и работа обещала быть интересной. Правда это новое для него направление деятельности, но на всю технику имелась подробная документация. Николай ни секунды не сомневался, что через некоторое время будет разбираться в системе досконально. В службе безопасности филиала было ещё несколько технических специалистов. Они занимались другими системами, но старались по возможности изучить всю установленную технику.

    Головной офис банка располагался в Москве, а филиалы были разбросаны по всей стране. Во многих из них работали технические специалисты. И вот кому-то из руководителей среднего звена банка пришла в голову мысль повысить уровень подготовки специалистов службы безопасности. Уже потом Николай догадался, что это мероприятие было больше похоже на «распил» денежных средств, чем на заботу о подчинённых. А пока, получив указание сверху, местное руководство выписало Николаю и его коллеге Виктору командировку в Москву. Туда же, в столицу, должны будут съехаться представители других филиалов. Старшим общей группы был назначен ведущий инженер из головного офиса Константин Петрович Голованов. Это был склонный к полноте человек в возрасте чуть за пятьдесят лет. Отвечать за что-то ему совсем не хотелось, но пришлось подчиниться и решать ряд организационных вопросов. Особой активности в выполнении своих новых временных обязанностей он не проявлял. Поэтому всё шло так, как шло.

      В телеграмме, разосланной по филиалам, было указано прибыть к 9.00 по адресу расположения одного из институтов Москвы. Оказалось, что здесь арендует два помещения учебная фирма, которая заключила договор с банком на проведение курсов. Такое месторасположения было выбрано не просто. В своих письмах руководство фирмы всегда указывало полное название института, где они располагались. Это придавало соответствующую значимость и вес в глазах клиентов. Фирма была организована Валентиной Ивановной Бережной. Раньше она служила в министерстве внутренних дел и была руководителем одного из учебных центров. В отставку вышла в звании полковника. Просто так «прозябать» на пенсии ей не хотелось, и вот она решила заняться своим маленьким бизнесом. Соответствующие связи с прежней работы у неё имелись. Так на свет появилась небольшая фирма «ВаБер» (сокращение от имени и фамилии). Постоянных преподавателей в ней не было. Необходимые люди приглашались для чтения лекций по определённым конкретным направлениям, в зависимости от заказанного курса. Что-то вроде подработки преподавателям других учебных заведений. Это позволило сократить расходы на содержание преподавательского состава до минимума и сделать фирму относительно прибыльной. 

   Валентина Ивановна была женщиной деятельной. Она сразу уловила новую тенденцию наступившего времени – бери деньги любой ценой. Прошли лихие 90-е и многие поняли, что связываться с криминалом не обязательно. Можно просто потихоньку «распиливать» денежки. Сильно нарушать закон Валентина Ивановна не собиралась. Она нашла для себя небольшую «денежную жилу». В некоторых больших структурах к концу каждого года составлялась смета расходов на следующий годовой период. Среди прочего, по многим нормативным документам предусматривалось повышение уровня знаний сотрудников не менее одного раза в пять лет. Идея хорошая, если бы во главу угла не ставился так называемый бизнес. Ответственные за направление сотрудники закладывали по этим статьям необходимые денежные средства и старались их оптимально для себя освоить. Здесь и появлялась Валентина Ивановна. Заключались договора, переводились средства, а часть из них возвращалась обратно в виде отката. В дальнейшем Валентине Ивановне нужно было сделать видимость какого-то обучения.  

     Прибыв на место, Николай и Виктор дождались 9-ти часов и вместе с коллегами из других городов поднялись в аудиторию, снимаемую фирмой у института. Молодая сотрудница фирмы в порядке очереди начала оформлять документы, необходимые для начала процесса занятий. Здесь вошла Валентина Ивановна и объявила всем, что занятия будут проходить не в Москве, а в учебном центре фирмы «ВаБер», расположенном в красивейшем лесном массиве Владимирской области. Какого-то восторга у людей это сообщение не вызвало. Многие приехали из далёких городов России и хотели в свободное от учёбы время осмотреть достопримечательности нашей столицы. Тем более, двухместные номера в гостинице банк оплачивал и суточные выделял в достаточном объёме. Здесь же предлагается ехать в какую-то глухомань. К сожалению, всё было уже решено и повлиять на процесс невозможно. Уже потом выяснится интересная информация. Оказывается, Валентина Ивановна решила деньги за питание и проживание людей направить в свою фирму. Так сказать, всё финансирование из банка по этому вопросу взять в свои руки. Всё-таки стоимость двухместного номера в более-менее нормальной московской гостинице тоже деньги, особенно если умножить на количество людей. Бизнес должен процветать. 

    Место проведения занятий для Николая никакого значения не имело. Он человек в банке новый. По простоте душевной Николай решил обратить внимание молодой сотрудницы фирмы «ВаБер» на маленький нюанс. Перед отъездом он изучил внутренние регламентирующие документы банка, касающиеся всех выплат сотруднику, направляемому в командировку. Оказывается, банк выплачивает суточные своему сотруднику, направленному из какого-либо города в Москву, намного больше, чем направленному в другие города России. Он подошёл к девушке.

— Вот сейчас Вы отмечаете в командировочном удостоверении прибытие в Москву и сразу же убытие в учебный центр, расположенный во Владимирской области, — начал говорить Николай. – Может возникнуть финансовое несоответствие.

— Что вы лезете не в своё дело? – грубо перебила его девушка. – С вашим начальством всё давно решено. Лично ваше дело пройти курсы, а финансы дело других.

Николай посмотрел на эту малолетнюю сотрудницу, возомнившую себя большим столичным начальником над приехавшими недоразвитыми провинциалами, молча взял документы и отошёл в другую часть аудитории. «Зачем я буду кому-то помогать при таком хамском отношении. Сами потом лбом упрутся», — подумал он. Оформив все необходимые документы, им выдали листочки со счётом, которые нужно было оплатить в ближайшем отделении банка. Быстро сходив туда, Николай и ребята перевели всю сумму, выданную им на руки при отъезде в командировку. Перед входом в институт их уже ждал заказанный автобус. Сев в него, люди направились в пресловутый учебный центр фирмы «ВаБер».

  Через Несколько часов их привезли в какую-то деревню Владимирской области, одним словом глухомань невероятная. Все задавались вопросом – как могла московская фирма открыть именно здесь учебный центр? Ответ на вопрос выяснился почти сразу же. Местная жительница Екатерина Петровна, нанятая поваром на время приезда людей, всё рассказала. Оказывается, в этой деревне раньше жили родственники Валентины Ивановны Бережной.

— У неё и сейчас есть дача в соседнем посёлке, расположенном в лесу, — сказала Екатерина Петровна и показала куда-то в сторону.

     Учебный центр представлял из себя старинное одноэтажное здание из потемневших от времени брёвен. Ему было больше восьмидесяти лет. Здание построили в качестве сельской школы ещё до Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.). Поскольку фронт в эти места не дошёл, то здесь сохранилось очень много деревянных построек такого возраста. Когда Николай вошёл внутрь здания, то сразу же увидел большой коридор и много дверей. Видимо раньше там располагались школьные классы. Ему почему-то представилось как по коридору несутся ребятишки, а в сторонке стоит семиклассник и нервно перелистывает учебник, что-то повторяя про себя шёпотом. Наверное, не полностью выучил домашнее задание. Мимо проходит строгая учительница, неся в руке журнал и указку. Она возвращается в педагогическую комнату, чтобы взять очки и планы занятий на следующий урок. Чуть в сторонке, у входа, сидит старенькая женщина, которую все любили и ласково называли тётей Машей. Посмотрев на часы, её рука тянется к звонку, чтобы оповестить об окончании большой перемены и начале уроков. Вдруг он чуть вздрогнул и вернулся к действительности. 

— Представители из города N будут жить вот в этой комнате, — Николай услышал совсем рядом громкий голос Валентины Ивановны, выведший его из мечтаний.

В классах был сделан ремонт. Здесь установили современные кровати и шкафы для одежды. К Николаю и его коллеге Виктору подселили ещё одного товарища из Нижнего Тагила. Балагур без меры, всё время рассказывал какие-нибудь истории. Николай мало его слушал. Ему было немного грустновато, что эти стены не услышат больше весёлого смеха и топота ребятишек. Не помчаться ученики на перемене в школьный сад, пробовать на вкус ещё неспелую антоновку, смешно морщась и бегая друг за другом. Затем, в суматохе заселения, эти мысли как-то отошли на второй план. Решив все организационные вопросы, ребят пригласили на ужин в небольшую комнатку, переделанную под столовую. Кормили вроде бы ничего, но вот порции были маленькие, как будто рассчитанные на детей. А тут приехали взрослые мужчины 35 – 40 лет. Правда выход нашёлся быстро. Здание находилось на центральной усадьбе бывшего колхоза, благополучно почившего в века, и совсем недалеко располагался сельский магазин. Каждый мог подкупить себе съестных припасов на своё усмотрение. Правда это уже за личные деньги, которые организацией компенсированы не будут. 

  Первый день занятий прошёл нормально. Приехали два преподавателя из Москвы и, сменяя друг друга, выдавали материал. Может быть только таким новым сотрудникам как Николай было интересно получить новую информацию, а основной костяк группы проработал уже много лет и прекрасно всё это знал. Они спокойно сидели и слушали, так как надо было пройти курсы. В день заезда многие обратили внимание на возводимую новую пристройку к школе. Валентина Ивановна не без гордости похвалилась, что пристраивает гостиничные номера повышенной комфортабельности. Здесь будут проживать во время обучения особо важные гости. Никто так и не понял, что она имела ввиду. Наверное, у неё были далеко идущие планы. На строительстве пристройки ребята увидели только двух иностранных специалистов из ближнего зарубежья, пытавшихся воплотить в жизнь задумку Валентины Ивановны. Мягко говоря, не всё у них хорошо получалось, да и сильной активности строители тоже не проявляли. Видимо очередной транш финансового вознаграждения к ним не поступил. Через пару дней после начала курсов они вообще куда-то исчезли. 

     Дни шли один за одним. Большую часть времени люди учились, а вечером каждый занимался своим делом. Кто-то смотрел телевизор, а кто-то читал книги из сохранившийся со школьных времён библиотеки. Многие просто отдыхали, ничего не делая. В один из вечеров Николай никак не мог уснуть. Он переворачивался с бока на бок, но всё безрезультатно.

— Не спится? – услышал Николай голос Виктора. – Вот и мне тоже. Лежу и размышляю над вопросом – какая жизнь будет лет эдак через десять? Сейчас у нас идёт 2009, а через десять лет будет 2019 год. Технический прогресс и компьютеризация шагают «семимильными шагами» вперёд. Наверное, к тому времени неэффективный ручной труд будет почти полностью заменён цифровыми технологиями. Людям не придётся заниматься тяжёлой монотонной работой, как например однотипные операции сборки на заводском конвейере. Всё будет заменено автоматикой под управлением мощных компьютеров. Многие люди начнут заниматься творчеством и наукой. Если с помощью расчётов на логарифмической линейке удалось запустить человека в космос, то вычисления мощных компьютеров сделают такой огромный прорыв вперёд, что и представить невозможно.

— Что будет с экономикой и закрывающимися сейчас предприятиями? – спросил Николай, сам недавно переживший сокращение. – Одними компьютерами производство не поднимешь. Ведь многие прекрасно понимают, что нет производства – нет нормальной экономики. Кроме того, большие предприятия дают огромное количество рабочих мест, а это значит десятки тысяч людей получают стабильную зарплату.

— Я думаю, что всё-таки за десять лет будут открыты новые современные производства, — не совсем убеждённо сказал Виктор. 

— Тогда почему их сейчас не открывают, в 2009 году? – не унимался Николай. – Есть интернет, компьютеры, банкоматы и много чего другого. Только вот последние очаги производства постепенно затухают. Хозяевам почему-то легче сдать освободившиеся площади в аренду и ни о чём не думать.

— Наверное мощности цифровой техники пока ещё не позволяют сделать что-то существенное, — парировал Виктор.

— Вот-вот, существенное, — сказал Николай. – У моего соседа по лестничной площадке Фёдора сын Андрей работает в современной фирме по разработке и производству электроники «Ликертех». Её рабочие площади составляют четыре небольших арендуемых кабинета. Андрей с гордостью, как о чём-то невиданном, рассказывал, что они берут зарубежные программируемые контроллеры и делают к ним небольшие платы автоматики по управлению различными устройствами. Он считал, что находится в передовых рядах по производству электроники, ведь других фирм днём с огнём не сыщешь. Каково же было его удивление, когда он как-то услышал рассказ отца о своей работе 30 лет назад на заводе «Протифион». В третьем цехе Фёдор на пластинах делал кристаллы к микросхемам, которые разрезались и передавались в четвёртый цех. Здесь роботы в автоматическом режиме размещали кристаллы на подножке и точечной сваркой разваривали к выводам микросхем, осуществляя температурный контроль нагрева кристалла. Вот это настоящее производство. Андрею стало очень стыдно, что в 2009 году они не ушли вперёд, а были отброшены не только на 30 лет назад, а ещё дальше. С тех пор Андрей очень сильно начал уважать отца.

— Да, такое на коленке не сделаешь, — сказал Виктор. – Будем всё-таки надеяться, что в следующие десять лет начнут делать инвестиции в промышленность. Мы ещё с тобой не совсем старые и доживём до 2019 года. Вот и увидим хорошую жизнь. Сейчас давай спать, а то завтра рано вставать на лекции.

   Больше Николай и Виктор этот разговор не продолжали. Они полностью отдались учёбе. Когда выпадала свободная минутка Николай шёл в спортивный класс, оставшийся от школы. Здесь в углу лежал спортинвентарь, а в центре был стол для настольного тенниса. Николай не был большим профессионалом в этом виде спорта, но поиграть любил. После 20 — 30 минут игры он чувствовал себя на десять лет моложе. Дни проходили один за другим. Как-то утром, перед самым началом занятий, Валентина Ивановна зашла в класс.

— Для разнообразия вашей командировки сегодня обед будет на территории моей лесной дачи, — сказала она. – Там прекрасный сосновый воздух, благотворно влияющий на организм, и для желающих будет истоплена банька.

Народ даже немного воспрял духом. И вот, после первой пары, переодевшись в свободную прогулочную одежду, три десятка мужчин во главе с поварихой Екатериной Петровной двинулись в путь. Дорога получилась неблизкая. Пройти нужно было всю деревню, потом метров 800 около поля, а дальше пару километров по лесу. В конце пути ребята увидели своеобразный лесной хутор с полутора десятком домов, возраст которых приближался скорее всего к столетию. Такое впечатление, что здесь не ступала нога чужого человека. Приблизительно половина домов были необжитыми. Скорее всего они были оставлены своими хозяевами, так как вокруг всё заросло бурьяном. Где-то в середине хутора располагался более или менее современный деревянный домик, который оказался дачей Валентины Ивановны. В небольшом саду стояли два длинных стола, соединённых между собой и накрытых клеёнкой. В качестве мест для сидения использовались несколько толстых досок, положенных на отпиленные с двух сторон чурбачки. Вдруг, словно из-под земли, появилась хозяйка лесного домика.

— Вот и мои ученики пожаловали, — сказала она. – Давайте немного разомнёмся перед обедом и нагуляем аппетит. У меня здесь несколько соток картофеля нужно выкопать и собрать с грядок. Для такого количества людей это не составит особого труда, а потом будем обедать и пить чай на свежем воздухе. 

    Все просто обалдели от такой непосредственности. Бурча что-то себе под нос, люди потянулись за инструментом. Всё-таки Валентина Ивановна будет председателем комиссии на экзаменах по окончании курсов. Соответствующий документ всем будет нужен, чтобы отчитаться за командировку у себя в организации. Несколько человек из группы, в том числе Николай, были одеты в светлую чистую одежду и поэтому были освобождены от работ по копке картофеля. Их направили в помощь поварихе Екатерине Петровне. Николая попросили приготовить чай в большом самоваре. Совершенно непонятно как это чудо сохранилось до наших дней. Перед ним стоял натуральный старинный самовар на дровах, вверху которого была труба для отвода дыма. Екатерина Петровна показала ему заранее приготовленные маленькие ровные щепочки, лежащие под навесом. Николай сходил в колодец за водой и растопил самовар. Экзотика получилась полнейшая.

     Через некоторое время урожай был выкопан и собран в ворох. Его накрыли сверху ботвой и оставили на несколько дней в таком состоянии, чтобы поверхность клубней подсохла на воздухе и стала более прочной. После уборки несколько человек пошли опробовать купание в русской бане, а остальные приводили себя в порядок во дворе дома, где стоял большой бак с дождевой водой. Умывшись и отряхнувшись, народ стал рассаживаться за большим коллективным столом. После пешей прогулки в несколько километров по грунтовой дороге и копке огорода с картофелем аппетит у людей был просто зверский. Они готовы были съесть всё, что подадут. Правда рано все обрадовались. Толи в этом селе было принято кормить мужчин маленькими порциями, чтобы сильно не потолстели, толи Валентина Ивановна решила сэкономить и выделила для питания недостаточно средств, но повариха Екатерина Петровна накладывала всегда маленькие порции. Если бы не арбузы на десерт и чай с печеньями, то народ просто-напросто был бы в расстройстве. Поседев ещё какое-то время, люди стали потихоньку собираться назад. Дорогу все хорошо помнили, и небольшими группами народ стал уходить в учебный центр. На этом экзотика дня закончилась. 

  Прошло ещё несколько дней после этого случая. Памятуя произошедшее, люди начали с осторожностью относиться к различным предложениям Валентины Ивановны и больше на провокации не поддавались. Наша радушная хозяйка, видя такое количество безмятежно отдыхающих по вечерам людей, пыталась всякими намёками и подзадориваниями приспособить мужчин к различным работам по строительству своей пристройки к корпусу учебного центра. Она хотела и здесь извлечь какую-нибудь выгоду, заставив бесплатно работать людей. Народ на никакие попытки просто не реагировал, и Валентина Ивановна смирилась с временной остановкой строительства. Так в ученье и отдыхе подошёл предпоследний день. На улице стояло «Бабье лето», и погодой все были очень довольны. После обеда подъехал большегрузный автомобиль MAN, до краёв набитый блоками из стекловаты. Из-за своих размеров подъехать к строящейся пристройке он не смог, и свалил всё прямо перед каменным забором учебного центра. Всё бы ничего, но погода в любой момент могла испортиться. Осенние дожди сразу намочат утеплительные блоки. Иностранные специалисты из ближнего зарубежья отказались проводить работы пока им не заплатят за предыдущую часть. Валентина Ивановна подозвала старшего группы приехавших учеников Константина Петровича Голованова и сказала, что нужно перенести блоки из стекловаты под навес. Голованов был человек мягкого характера и возражать не смог. Собрав вечером ребят, он передал просьбу Бережной В.И.

— Давайте не будем нагнетать обстановку и всё сделаем, — сказал он.

Его указание поддержки среди коллектива не нашло. Ведь это не касалось учебного процесса и было превышением его полномочий. Все прекрасно понимали сложившуюся ситуацию. Понимал её и Голованов, но надеялся на свой авторитет. Правда какой может быть авторитет, если он ничего для группы не сделал. Выслушав какие-то ещё его доводы, ребята просто спокойно разошлись. После обеда так никто и не притронулся к лежащим под открытым небом блокам. 

     На время занятий Валентина Ивановна Бережная жила у себя на даче. Приехав утром в учебный центр и увидев нетронутые блоки, она опять вызвала к себе в учительский кабинет Константина Петровича. О чём там был разговор никто не знает, но Голованов вышел «мрачнее тучи» и поплёлся сам волоком таскать по одному блоку стекловаты. Перенести и уложить в стопки блоки со всего большегрузного автомобиля MAN он естественно ни за что не смог бы. Смотря на это ненужное упорство, ребята подошли к нему.

— Константин! У нас сегодня после обеда экзамены и нужно хоть чуть-чуть подготовиться, — сказал Виктор. – Вот этот перенос совсем к нам никак не относится. Пусть строители этим занимаются. Мало ли какие у Валентины Ивановны с ними взаимоотношения. Мы приехали сюда совсем за другим.

— Ребята! Валентина Ивановна намекала, что если мы всё перенесём и аккуратно уложим, то экзамены сдавать будет не нужно, — ответил Голованов.

— Так это другое дело, — послышалось со всех сторон. – Надо было сразу так и сказать. 

    Одев быстро одежду похуже, народ с энтузиазмом принялся за работу. Под навесом стали расти штабеля из блоков стекловаты. Поднажав ещё немного, работа через час была закончена. Ребята пошли переодеваться и принять по очереди душ. Через полчаса многие уже сидели во дворе, отдыхая и разговаривая о предстоящем возвращении домой. Особенно радовался Константин Петрович Голованов. Всё почти закончилось, и он может со спокойной душой возвращаться в Москву. Завтра утром должны уже подать автобус. Тут все услышали тихий звук подъезжающего легкового автомобиля. Через некоторое время раздался скрип калитки и появилась Валентина Ивановна.

— Так! А что вы все тут сидите? Почему не в классе? – засыпала вопросами народ Бережная. – Давайте собирайтесь и на экзамены.

Люди просто обалдели от такого поворота событий. Не сговариваясь, все как один посмотрели на Голованова. Он тоже понять ничего не мог и только разводил руками. Спрашивать Валентину Ивановну было бесполезно. Сама она никаких обещаний непосредственно людям не давала. Немного отойдя от своеобразного шока, народ потихоньку потянулся на экзамены. Бережная разложила билеты и взглядом пригласила ребят по очереди подходить к столу. Каждый брал билет, называл его номер и шёл готовиться. За столом были ещё два преподавателя, приехавшие вместе с Валентиной Ивановной. Набросав основные тезисы ответов, Николай первым вышел к столу. Он обширно раскрыл комиссии темы, затронутые в билете, и ответил на два дополнительных устных вопроса. Прямо здесь же ему был вручен документ об окончании прохождения курсов.

    Николай не стал дожидаться окончания экзаменов, чтобы уточнить один немаловажный момент. Положив документ в сумку, он подошёл к Валентине Ивановне, сидевшей в середине стола и готовившийся выслушать следующего человека.

— Валентина Ивановна, — обратился он к Бережной. – Я ещё в Москве говорил вашей молодой сотруднице об одном маленьком нюансе, но понимания не нашёл. Дело в том, что наша организация оплачивает командировочные расходы в Москву большего размера, чем в другие города. С нашим московским руководством Вы заключили договор на проведение курсов в столице, и соответствующую сумму каждый из нас перечислил на банковский счёт фирмы «ВаБер». В наших же командировочных удостоверениях проставлены отметки о выбытии из Москвы в село Владимирской области и возращении назад только по окончании курсов. Соответственно деньги брались за более дорогое жильё и питание, чем это подтверждается документами. 

    Рассказав про ситуацию, Николай взял сумку и пошёл в свою комнату отдыхать. Минут через 15 он услышал в коридоре какой-то шум. Это выходили из класса ребята. Его коллега потом поведал, что после этого разговора Валентина Ивановна некоторое время сидела в задумчивости и совсем не слушала рассказ следующего экзаменуемого. Минут через пять её лицо начало краснеть, показывая реакцию на запоздалое понимание ситуации. Она взяла телефон и начала лихорадочно звонить в московский офис нашей организации. Контакт, получивший от неё ранее откат, видимо и сам не знал такие тонкости провинциальных филиалов. Правда он хорошо понимал, что из «маленькой искры может разгореться пламя». Поэтому посоветовал уладить конфликт и возвратить разницу в деньгах. Валентина Ивановна совсем испереживалась. Она ведь уже считала все деньги своими, а тут отдавать. Это было для неё психологически очень тяжело. В конце концов деньги пришлось возвратить. Два сотрудника экзаменационной комиссии, непонимающие причины возникшей суеты, кое-как сделали видимость работы и быстренько раздали людям их документы об окончании курсов. Народ был безмерно рад, и все благодарили Николая. На следующий день приехал автобус и отвёз ребят в Москву. Из столицы в свои города каждый добирался уже самостоятельно. 

   Отчитавшись в бухгалтерии за курсы, Николай с головой погрузился в текущую работу, которой накопилось немыслимо много. Подходил к концу нелёгкий для него 2009 год. Николай с надеждой смотрел в будущее. Ему хотелось верить, что пройдёт совсем немного времени, и экономика в его родной стране начнёт функционировать чуть-чуть лучше. Начнут строиться предприятия и появляться новые рабочие места. Это принесёт людям экономическую стабильность. В результате они будут чувствовать себя более спокойными и уверенными. Ведь очень многие готовы в очередной раз потерпеть невзгоды, только бы их детям жилось хорошо. Даже в тяжёлые послевоенные годы, когда пол страны лежало в руинах, люди видели впереди цель – восстановить разрушенное и сделать жизнь лучше. Тогда в рекордно короткие сроки экономику страны вывели на довоенный уровень. Вот и сейчас, в конце 2009 года, Николаю очень хочется, чтобы люди не просто жили, а увидели ту самую цель, ради которой им приходится терпеть и преодолевать трудности.

 

Venusian (venusian.ru) 

2019 год.